Herr Oberst (herr_0berst) wrote,
Herr Oberst
herr_0berst

о митиной любви

Впервые после долгого перерыва почитал Ольшанского. Митя по-прежнему очарователен. Я живо себе представляю, как первая часть приведенного ниже опуса о любви писалась им фактически с натуры, чего, бось, нельзя сказать о второй :)
Анти-Ромео | [ © Дмитрий Ольшанский, via ЭКСПЕРТ ]
Вся правда о любви

Ты такой хороший.

Знаешь, ты очень хороший.

Но я не могу. Я занята.

Во-первых, у меня итальянский. Во-вторых, я встречаюсь с Алиной. Ну, с Алиночкой, я же тебе говорила. А потом мне нужно собирать вещи, ведь послезавтра – Шри-Ланка.

Нет, только не это! Я бы не выдержала там с тобой и двух дней. Ты же видишь везде скорпионов и змей, а пока я буду плавать - ты будешь искать аптеку.

Нет, я с утра не могу. Вдруг я проснусь и решу, что хочу побыть одна, а тут ты, и я наору на тебя из-за чего-нибудь, а ты оскорбишься и начнешь объяснять мне, что я вся неправильная, и как меня нужно отправить вместо Шри-Ланки в Магаданлаг, чтобы я поняла, как люди на самом деле живут, и что такое метафизическое отношение к жизни. Но я не хочу в Магаданлаг, я хочу на солнце! Ну, значит, Дальстрой, какая разница. Все равно у меня нету метафизического отношения к жизни, зачем я тебе такая? Нет, только не с утра.

Нет, только не вечером. Это ты ничего не делаешь, ты все время лежишь и переживаешь, а я работаю. Я ужасно много работаю. А когда я, наконец, не работаю, - мне хочется веселиться и флиртовать, флиртовать, чтобы мной восхищались, а не выяснять с тобой отношения. Ну да, ты, наверное, восхищаешься. Но как-то вяло. И как-то мало. И как-то не так.

Ну мало ли с кем я флиртую. С интересными мужчинами, например. Ты что, ревнуешь? Ревновать неприлично, ты сам говорил.

Да ничем ты не хуже! Ты, может быть, гораздо лучше, но…

Я не знаю.

Мне кажется, я запуталась.

Ведь любовь – это тайна.

Понимаешь, я ничего про себя уже не знаю. Не знаю, как правильно. И уж точно не знаю, кого я люблю.

Но ты очень хороший.

Послушай, может быть, тебе завести девушку? Вот, кстати, та, что подходила к тебе в «Жан-Жаке» и спрашивала, почему тебе нравится Путин, - она никак не подходит? А ведь она так эротично сердилась, и глаза у нее – может, от возмущения, - были очень большие. Ну пусть она не такая прекрасная, как я, но все-таки это тебя отвлекало бы как-нибудь, ты бы хоть перестал читать про свои дурацкие концлагеря и вместо этого флиртовал с ней. Не кричи на меня. Я же хотела как лучше, а совсем не обидеть.

Ой. Это мне?

Мамочки.

Это все для меня?

Ты правда-правда сам это придумал?

Какой ты все-таки замечательный.

Ты – самый лучший.

Но я не могу.

Что-то мне не дает быть с тобой.

У меня уже чувство вины появилось. Мне кажется, я отвратительно поступаю, но ничего не могу с этим поделать. А ведь я не такая. Ты же знаешь, что я не стерва. Я – душевная девушка. Вот почему всегда все так выходит, а?

Да ну что ты. Ты ведь делаешь именно то, чего мне так хочется от мужчины. Ты внимательный, нежный, заботливый. Ты же мне подарил амариллис в горшке вместо роз в целлофане. И ты так чудесно рассказываешь про Колыму, про то, где какой был лесной завал.. Ну, не завал, а лесоповал, какая разница. Ты – такой, как мне нужно, и я этого не скрываю.

Но мне нужно что-то другое.

Я совсем запуталась.

Любовь – это тайна.

И вообще. Может быть, я не вижу в тебе отца своего ребенка. Бывает же иногда, что мужчина прекрасен, но – отца в нем не видишь. Не знаю, каким он должен быть. Наверное, каким-то таким, чтобы с ним я всегда могла быть не права, но он все равно делал бы так, как хочу я. Или наоборот, чтобы не было так, как я хочу, но я бы с этим сама соглашалась, даже когда не понимаю, что не права. Хотя я всегда права.

В общем, я в этом путаюсь.

Ну вот что ты меня так пытаешь?

Звони мне, когда захочешь. Я всегда тебе рада.

Зачем ты звонишь? Я же сказала, что когда я что-нибудь важное про нас пойму, я сама позвоню, а пока не пойму – какой смысл нам разговаривать? Да, я тоже скучаю. И я думаю о тебе. Но мне неудобно, меня ждет Алиночка.

Да ну что ты такое говоришь. Мне и так стыдно уже.

Я не заслуживаю такого отношения.

Я тебя недостойна!

Но мне, конечно, приятно.

Мне кажется, ты себе что-то придумал. Придумал меня – и ту, придуманную, полюбил.

Нет, я к этому не готова. Ну какая из меня сейчас жена? И потом, я еще как следует не пожила. Так, все, мне пора. Куда иду? Жить иду!

Хорошо. Я попробую.

Я тебя слушаю.

Я понимаю.

Я знаю.

Но я не могу.

Я же не виновата, что я не с тобой. Я долго думала, колебалась, мне очень тяжело было, но надо же правду тебе говорить, а не то, что ты хочешь услышать. Мы ведь не на Колыме, чтобы себя заставлять, разве нет? Но поверь, я хочу, я мечтаю о том, чтоб ты тоже был счастлив. Ведь так, как ты, - так за мной еще никто не ухаживал. И только ты - ты один – по-настоящему меня понимаешь. Еще и поэтому мне так больно.

И ты очень хороший.

Ты разрываешь мне сердце.

Не смей ругать Алиночку! Она – святая. И вовсе она мне не советовала тебя бросить! У нее у самой сейчас драма. Да, теннисист. Не разводится. Ужас, да?

Ты только не сердись на меня, но – мы могли бы быть просто друзьями? Ты бы рассказывал мне про своих девушек, про ГУЛаг… Мне ведь так интересно сидеть и тебя слушать. Ты не злись, а скажи: я тебе нужна просто как человек, или только как женщина? Я не глупая. Ну вот видишь, я глупая, и ты в любом случае меня бы бросил, и я бы ходила несчастная.

Я и сейчас несчастная.

Так что нечего жаловаться.

Какая разница, кто он. У меня нет никого.

Неважно, как его зовут.

Нет, он совсем не такой.

Не хочу об этом рассказывать. Это личное.

Ну что ты еще хочешь знать? Я с тобой поделюсь, а ты потом будешь страдать, и меня тут же во всем обвинишь, а я и так кругом виновата. Да, он креативный продюсер. Не издевайся. По-твоему, креативные продюсеры не бывают интеллигентными? А он очень интеллигентный, не такой, как ты, но…

У меня с ним не все хорошо, если это так важно.

Не хочу говорить.

Ну откуда я знаю. Ты ко мне лучше относишься. И ты умнее. Да никакой он не брутальный, надоели мне эти твои ревнивые выдумки. Что-то, значит, в нем есть – то, чего нет в тебе. Что? – не знаю.

Любовь – это тайна.

Пожалуйста, можешь меня презирать. Мне и самой очень плохо. Каждое мое слово тебя унижает.

Я знаю, что это неправильно, но мне бывает тебя очень жалко. Прости.

А вот это неправда.

Это все не про меня.

Я – душевная девушка!

А еще что не так? Так вот в чем дело, оказывается.

Тогда я скажу тебе кое-что.

У меня есть только один недостаток – я тебя не люблю.

***

Привет, я тебе не мешаю? Слушай.. я хотела спросить.. скажи, а что такое метафизическое отношение к жизни?

Ты здесь?

Ну неважно уже, раз тебя не было.

Ты меня еще помнишь?

Да вроде все хорошо, но тускло как-то. А у тебя как?

Что-то я тебе не верю.

Хорошо, не отвлекаю.

Поговори со мной!

А она тебе нравится?

Она лучше, чем я?

Ну не хочешь – как хочешь.

Ты дома? Что делаешь?

А я тебя разбужу.

А если завтра?

Вот вредный!

Куда ты опять пропал?

Это все шампанское, но сегодня я тебя обожаю. Ну чем ты там вечно занят, ответишь и дальше работать пойдешь!

Ты меня обидел.

Ты меня очень расстраиваешь.

Можно я расскажу кое-что? Мне хотелось сделать тебе сюрприз, но я не могу удержаться. Я тебе купила подарок – по-моему, это ровно то, что ты постоянно читаешь. Я скопирую аннотацию, а то своими словами у меня не получится объяснить. Вот!

Там, за лагерной сопкой… Изд. «Двуглавый орел», Мюнхен, 1964.
Воспоминания Ивана Михайловича Рейнфельда – истинного патриота России, убежденного монархиста, боевого офицера и политзаключенного, - сокровище запретной в XX веке русской национальной культуры. Иван Михайлович, четыре тяжелых года воевавший за освобождение нашей Родины в специальных отрядах германской армии, чудом избежал смерти и прошел сквозь ад советских концлагерей. Лишь вера и мужество помогли ему вырваться на свободу из оков тоталитаризма.


Я не ошиблась?

А у Алиночки, ты представляешь, такое счастье! Теннисист наконец-то развелся и на ней скоро женится.

Почему об нее можно сломать ракетку?

Какой ты злой!

Но я по тебе ужасно соскучилась, хоть ты и сволочь порядочная.

А от кого ты хочешь освобождать Россию? Ну да, мне этого не понять…

Завтра тоже могу.

На Шри-Ланку я тогда ездила, ты уже забыл. А сейчас на Маврикий. Маврикий как Маврикий, ничего особенного. Гуляла-ныряла. Про тебя, кстати, думала. О, кстати! Там есть гора Кошка и гора Мышка. Но тебе бы они не понравились. А ты бы хотел куда-нибудь выбраться? Ну так, дней на пять?

Мы когда-нибудь встретимся?

Не притворяйся, что не понимаешь.

Опять отговорки.

Почему между нами все происходит только так, как ты хочешь?

А с кем ты туда идешь?

И с каких это пор ты стал закоренелым бэчелором? Ты ж всегда хотел срочно жениться.

Мне иногда кажется, что у нас были бы чудесные дети. Такие умные…

Вот не зря мне Алиночка говорила, что ты – страшный человек! А я не верила. Я думала, ты хороший.

Спасибо за пожелания, но мы расстались. Я вдруг ощутила, что он… В общем, любовь – это тайна.

Тебе это вообще интересно? Ну и ладно тогда.

Скажи, а если бы мы жили вместе, - ты бы мной хоть немножечко восхищался, или только иронизировал бы и критиковал?

Знаешь, я у тебя когда-то видела одну фотографию, что-то военное, кажется. Там вдали все горит и дымит, а на переднем плане, у полуразрушенной, вроде, избы или в поле, не помню, сидит священник с немецким солдатом. Они обнимаются, оба мятые или пьяные, - в общем, вид у них грустный, и смотрят они в пустоту. Так вот у меня сейчас примерно такое же настроение…

А помнишь, как ты волновался?

Куда? А меня ты возьмешь? Ну вот так всегда.

Ну что ты за человек такой.

Я сначала была уверена, что все про свою жизнь заранее знаю, потом – что не знаю, а теперь я как будто бы снова все знаю, но мне это уже не нравится.

По-моему, я запуталась.

Проблема в том, что я слишком душевная.

Ты меня не понимаешь! Ты никогда меня не понимал!

А ты меня уже совсем не любишь?

Да, и правда. Любовь – это тайна.

Даже твой Иван Михайлович, хоть он четыре года и воевал в специальных отрядах германской армии, - но он был намного добрее тебя.

Кто она?

У нее большие-пребольшие глаза? И ей не нравится Путин?

Можешь просто сказать?

Я узнаю - и больше не буду тебя беспокоить.

Не может быть.

Честно-честно?

То есть я все-таки лучше, чем тоталитаризм и концлагерь?

И ты решишься все это терпеть?

И ты не будешь таким бессердечным?

И даже поедешь со мной на Шри-Ланку? Я распечатала для тебя адреса всех аптек!

Все, я уже не пристаю, не поедешь.

Ты и без этого такой хороший.

Но обещай, что расскажешь мне про метафизическое отношение к жизни.

Что это такое?
Tags: man::woman
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments