March 5th, 2012

no throwing up!

о чтении вслух

Это просто великолепно, мне кажется, мимо этого просто нельзя было пройти, извините [ по наводке senatov ]:
В телеграфном стиле: Я приехала в Москву, поступать в МГУ из маленького городка, где остались родители — люди сколь интеллигентные, столь же и бедные. ... Потом мы познакомились с Прохоровым. ... Вел он себя совершенно спокойно и естественно, говорил негромко. Так же тихо он предложил мне составить ему компанию в поездке в Куршевель. ... Я сначала напрягалась, заметалась, почти как истинная тургеневская девушка. ... Тут подвернулась возможность отдохнуть в приятном обществе, да еще и заработать. Аргументов «против» не оказалось. ... После ужина Михаил позвал меня и еще одну девушку — Алену — к себе в номер.

Но события развивались совершенно непредсказуемым образом. Мы пришли в номер, он закрыл за нами дверь и предложил прилечь. Сам при этом не раздевался, и нам ни на что такое не намекал. Алена не боялась, и я подумала, что ничего страшного со мной случиться недолжно. Когда мы улеглись на его огромную кровать, Михаил достал из-под подушки «Грозу» Тургенева (два экземпляра) и попросил нас почитать её вслух по ролям.

Мы читали. Михаил слушал. А я, следя за муками Катерины, все думала, что же задумал олигарх, раз так решил отвлечь наше внимание? ... Оказалось, что ничего. Михаил просто уснул, так и не сделав ни одной из нас непристойного предложения.

В тот вечер, когда нас задержала французская полиция, тоже было только совместное чтение. Ни о какой проституции речи быть не может.

Collapse )

Хотелось бы узнать, как можно читать по ролям вот это:
Гроза
Иван Сергеевич Тургенев. Из цикла «Деревня». Опубл.: 1847

Уже давно вдали толпились тучи
Тяжелые — росли, темнели грозно…
Вот сорвалась и двинулась громада.
Шумя, плывёт и солнце закрывает
Передовое облако; внезапный
Туман разлился в воздухе; Collapse )
... куда потерялась Катерина и в какое такое «МГУ» приехало поступать это девушко из «интеллигентной провинциальной семьи»?
На правах эпилога:

В большом холодном Петербурге разлогалось самодержавие, источая пароксизмы и метастазы. А в маленьком городке на Волге (название я забыл), жила женщина Катя. Было у нее две руки, две ноги и одна голова. Словом, типичная русская крестьянка. Теперь уже трудно и сказать, что она там делала, тем более, что пьесу я не читал, но в душе ее жил протест против унижения русской женщины русским мужчиной в дореволюционной советской семье.

-- А.Кондратьев, СТЭМ ФОПФ МФТИ, 1992-93