Herr Oberst (herr_0berst) wrote,
Herr Oberst
herr_0berst

Categories:

об оплате труда профессорско-преподавательского состава

А-а, и-и, о Физтехе мы вам споем,
А-а, и-и, жизнь нам кажется сладким сном.



Из истории о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем Михаил Викторович с Дмитрием Александровичем. Отвлекаясь от декларируемой сути конфликта, небольшая справка из фактической информации:
[...] Насколько можно понять из открытых источников, Минобрнауки выделяет на учебную работу МФТИ около 1,5 млрд руб. в год. Из этих денег на оплату работы преподавателей-совместителей со всех базовых кафедр (а таковых имеется около 110) остается, по нашим оценкам, не более 5% (на «стандартную» базовую кафедру обычно приходится от двух до двух с половиной полных преподавательских ставок; средняя величина оплаты такой ставки — примерно 20 тыс. руб. в месяц, то есть в среднем — 50 тыс. руб. в месяц на всю (!) базовую кафедру, где работает порядка 10 высококвалифицированных научных работников (это меньше, чем зарплата одной секретарши в ректорате); умножая на 10 учебных месяцев в году и на 110 кафедр, получаем примерно 55 млн руб. в год; добавив обязательные социальные выплаты к зарплате, доберемся до 75 млн руб. в год).

Резюмируем: за 5% от всех расходов МФТИ на учебную работу базовые кафедры обеспечивают обучение всех студентов специальности (это и спецкурсы, и практические исследования), а заодно и публикуют около 70% всех научных работ, выходящих с аффилиацией МФТИ.
Великолепно.
Безусловно «поднимается с колен», «бо денег на науку у нас не жалеют».

Ну и чисто до кучи вишенка на торте: Дмитрий Зубцов закончил бакалавриат МФТИ в 2003-м году, магистратуру МФТИ в 2005-м году, диссертацию на степень канд. физ.-мат. наук по специальности «молекулярная биология» защитил в ИМБ РАН в 2008-м году, на должности проректора МФТИ с 2012-го года.


МФТИ-2015: «Культурная революция»
[ Михаил Фейгельман | 22 сентября 2015 | ТрВ № 188, c. 1–2 | via Троицкий вариант - Наука ]

Люди старшего поколения помнят, что в конце 1960-х — начале 1970-х в Китае происходили масштабные события, называвшиеся тогда «великой культурной революцией председателя Мао» [1, 2]. Нечто похожее было описано в вышедшей за несколько лет до того знаменитой книге братьев Стругацких «Трудно быть богом»: систематическое издевательство над любыми носителями интеллекта и культуры, доходящее нередко до прямого истребления «умников». В Китае причина этих событий была проста как валенок: «председатель Мао» укреплял режим своей личной власти. Конкретным исполнением занимались так называемые хунвейбины [3] — молодые безграмотные активисты, строившие путем издевательства над образованными людьми свою личную карьеру.

Михаил Фейгельман
докт. физ.-мат. наук,
зам. директора ИТФ им. Ландау,
проф. МФТИ

Перейдем от чужой истории к нашей повседневности: несколько зарисовок из текущей жизни Московского физико-технического института.

Как известно, вся суть «системы Физтеха» и причина его успеха как ведущего физико-технического вуза страны — в комбинации высококлассного фундаментального обучения физике и высшей математике в «метрополии» (главном кампусе в Долгопрудном) на младших курсах с последующим специализированным обучением по конкретным научным направлениям на «базовых кафедрах», расположенных в различных исследовательских институтах (как в Академии наук, так и в промышленности). Успех этой системы общепризнан (в том числе и за рубежом) и давно уже привел к появлению ее аналогов в ряде других вузов (прежде всего стоит упомянуть Новосибирский и Нижегородский университеты).

Ниже — хроника недавних эпизодов (2015 год) необъявленной войны ректората МФТИ против базовых кафедр и преподавателей МФТИ вообще.

Май. Распоряжение проректора по учебной и методической работе Дмитрия Зубцова [4] предоставить полные комплекты документов всех базовых кафедр МФТИ на следующий учебный год к 1 июня 2015 года. Примерно к 5–7 июня документы собраны, общий их вес в распечатанном виде измеряется многими килограммами. На их сбор потрачены, в общей сложности, сотни человеко-часов работы квалифицированных сотрудников.

10 июня. Зубцов отменяет свое предыдущее распоряжение. Теперь все подготовленные документы предлагается выбросить за ненадобностью, ибо «всё будем делать иначе».

Конец июня. На еженедельном совещании заместителей деканов факультетов Дмитрий Зубцов заявляет: впредь в планы педагогической нагрузки кафедры не следует включать часы за руководство научно-исследовательской работой (НИР) студентов 4–6-го курсов и аспирантов. Утверждается, что на руководство НИР будут заключаться отдельные договора: на каждого студента или аспиранта с их руководителем — и ректоратом напрямую. Не удивительно, что на настоящий момент (15 сентября) не заключено ни одного такого договора (а их должно быть, согласно «плану», несколько тысяч). Объявив эту «реформу», ректорат де-факто декларирует, что научная работа студентов не входит в содержание их учебы. То есть отказывается от основного принципа «системы Физтеха». Поясняя смысл своих действий, ректорат заявляет о «неэффективности многих базовых кафедр», но никаких конкретных данных на этот счет никогда не было представлено даже Ученому совету МФТИ, не говоря уже о более широких кругах сотрудников. Не исключаю, что некоторые базовые (как и некоторые общеинститутские) кафедры и следовало бы закрыть или существенно реформировать, по существу дела. Но разбираться с каждой кафедрой по существу ректорат и не пытается [5]. Вместо этого происходит издевательство над всеми базовыми кафедрами без разбора.

14 июля. Ученый совет факультета общей и прикладной физики (ФОПФ) принимает решение [6, 7], в первом пункте которого — обращение к ректорату о разъяснении его позиции об изъятии НИР из преподавательской нагрузки. Прошло два месяца, ответа нет никакого.

Июль. Распространен для подписания новый вариант «трудового договора» между сотрудниками-совместителями МФТИ и проректором Д. А. Зубцовым. В нем обнаруживается замечательный пункт, цитируем его целиком:

«2.2.4. Не делать без предварительного согласования с Работодателем какие-либо заявления и не передавать документы или информацию о Работодателе и его деятельности третьим лицам (за исключением случаев, предусмотренных действующим законодательством) и средствам массовой информации».

Попросту говоря, администрация сообщает сотрудникам: «Мы будем творить что захотим, а вы — молчать в тряпочку». Никаких официальных решений какого-либо органа управления МФТИ по поводу введения п. 2.2.4 неизвестно. Зато известно, что процитированный выше фрагмент договора нарушает законодательство Российской Федерации: работодатель запрещает разглашение любой информации о нем, что противоречит перечню информации, которая не может составлять коммерческую тайну согласно Закону РФ о коммерческой тайне (подробную правовую оценку см. здесь: [8]). Другой замечательной особенностью этого договора, подписываемого преподавателем и заведующим кафедрой, является «прочерк» в указании доли ставки преподавателя (для совместителей < 0,5) — ни тот ни другой не знают толком (после изъятия из нагрузки часов за НИР), чему равна эта доля…

Ясно только, что существенно меньше прошлогодней ставки, и отнюдь не каждый преподаватель согласится подписать такой договор «втемную».

Реминисценция (2014). Нарушать законы — занятие для Д. А. Зубцова привычное. К примеру, год назад он без всякой реальной причины отстранил от работы замдекана ФОПФ Елену Болбот, даже не сочтя нужным ей об этом сообщить. При этом было явным образом нарушено трудовое законодательство РФ. Все руководители базовых кафедр факультета обратились с возмущенным письмом к ректору [9], но ответа, как обычно, не последовало. И. о. замдекана ФОПФ был назначен выдвиженец Зубцова Владимир Талисманов, через полгода прославившийся своим людоедским заявлением [10] по поводу убийства Бориса Немцова. Тут ректор среагировал быстро, и Талисманова с ФОПФ убрали (впрочем, заместителем декана ФМХФ он остается по сей день).

31 августа. Кафедра высшей математики МФТИ проводит традиционное собрание перед началом учебного года и обращает внимание Д. А. Зубцова на незаконные пункты трудового договора. Получает ответ в стиле «ничего менять не будем, а если не нравится — идите в суд».

1 сентября. Учебные планы всех кафедр давно (в июне) представлены в учебный отдел и ректорат, но до сих пор не подписаны. И вообще, нет никаких утвержденных документов по учебному процессу. Такого в МФТИ еще не было никогда. Ответственный (а фактически — безответственный) в ректорате по этому вопросу — проректор Дмитрий Зубцов.

2 сентября. Четыре руководителя базовых кафедр ФОПФ направляют ректору письмо с протестом по поводу текста трудовых договоров. Ответа нет.

4 сентября. Физтеховская ячейка профсоюза «Университетская солидарность» направляет ректору официальный запрос на тему незаконных пунктов трудового договора. По состоянию на 13 сентября ответа не поступало.

8 сентября. Заместители деканов всех факультетов МФТИ, в течение уже нескольких предыдущих недель вносящие, согласно указаниям Зубцова и учебного управления МФТИ, в компьютерную систему «1С» данные по рабочим учебным программам всех базовых кафедр за три года (новый учебный год и два предыдущих), внезапно узнают, что 2/3 этой работы делать не следовало, так как теперь «вышло послабление» — вносить данные только за текущий год. Здесь надо заметить, что в составе учебного управления МФТИ несколько десятков сотрудников. Чем они занимаются, неизвестно, но огромного объема работа по внесению данных в систему «1С» лежит на десяти заместителях деканов факультетов по старшим курсам.

9 сентября. Ректорат продолжает настаивать на заключении отдельных трудовых договоров с каждым руководителем НИР, причем отдельный договор — на каждого студента или аспиранта кафедры, по-прежнему не включая эти часы за НИР в педагогическую нагрузку кафедр. При имеющемся уровне менеджмента в МФТИ это означает неизбежный длительный хаос, тем более что на кафедрах никто не видел даже и проекта этого нового типа договора. Понять происходящее на основе рациональных соображений никому не удается.

11 сентября. Учебные планы кафедр на всех факультетах по-прежнему не подписаны. Преподаватели-совместители (их в МФТИ более тысячи!) не оформлены на работу и денег не получают. Но, конечно, все вышли к доске с 1 сентября — студенты ведь не виноваты в неадекватности ректората…

Таким образом, ректорат (а точнее, персонально Дмитрий Зубцов) без каких-либо решений Ученого совета или иных коллегиальных органов МФТИ начал радикальную «реформу» системы Физтеха, которая практически выливается в невиданный доселе беспорядок, если не сказать погром. По какой причине канд. физ.-мат. наук Д. А. Зубцов считает возможным диктовать свои условия сотням профессоров Физтеха? Лишь потому, что оказался по недоразумению на должности проректора?

Если кому-либо удается задать вопрос представителям ректората о смысле всего происходящего, можно услышать, что мотивацией является желание навести порядок в расходовании денег базовыми кафедрами и стремление сэкономить бюджетные средства. Насколько можно понять из открытых источников, Минобрнауки выделяет на учебную работу МФТИ около 1,5 млрд руб. в год. Из этих денег на оплату работы преподавателей-совместителей со всех базовых кафедр (а таковых имеется около 110) остается, по нашим оценкам, не более 5% (на «стандартную» базовую кафедру обычно приходится от двух до двух с половиной полных преподавательских ставок; средняя величина оплаты такой ставки — примерно 20 тыс. руб. в месяц, то есть в среднем — 50 тыс. руб. в месяц на всю (!) базовую кафедру, где работает порядка 10 высококвалифицированных научных работников (это меньше, чем зарплата одной секретарши в ректорате); умножая на 10 учебных месяцев в году и на 110 кафедр, получаем примерно 55 млн руб. в год; добавив обязательные социальные выплаты к зарплате, доберемся до 75 млн руб. в год).

Резюмируем: за 5% от всех расходов МФТИ на учебную работу базовые кафедры обеспечивают обучение всех студентов специальности (это и спецкурсы, и практические исследования), а заодно и публикуют около 70% всех научных работ, выходящих с аффилиацией МФТИ.

Возникает естественный вопрос: зачем весь вышеописанный сыр-бор? Ведь в любом случае, даже если ставить своей целью «экономию средств», результат будет ничтожен. Повышение же «эффективности работы кафедр» от описанных выше мер может вообразить себе только человек, никогда не читавший Салтыкова-Щедрина. Вероятнее всего, дело тут в стремлении «начальников» к бесконтрольной власти. Сотрудники базовых кафедр, будучи в МФТИ совместителями, относительно независимы от ректората. Для некоторых членов ректората сама эта мысль, по-видимому, труднопереносима: они хотят иметь дело лишь с целиком им подчиненными безгласными холопами. Вот и нашли способ власть показать, чтобы «эти умники с баз» знали, что они «никто» и права голоса не имеют. В самом деле, студентов ведь не бросишь, а значит, «умники» будут работать на любых условиях.

Тут ректорат сильно ошибается, как это всегда бывает с горе-начальниками, презирающими тех, кто им временно подчинен, да еще и работает за гроши. Подобная политика во вполне обозримой перспективе приведет к уходу из МФТИ наиболее сильных ученых и последующей деградации некогда сильнейшего вуза.

На Физтех (и особенно на ФОПФ) по-прежнему идут очень сильные, мотивированные к занятиям наукой абитуриенты. Нынешние старшекурсники доучиться успеют. А вот кто будет учить следующие поколения студентов?! Политика ректората, откровенно хамская по отношению к реально работающим ученым и преподавателям (не только на «базах», но и в «метрополии»), скоро даст свои неизбежные плоды. А еще через несколько лет сильные абитуриенты об этом узнают, и поступать в МФТИ перестанут. Последствия «культурной революции» попытается исправить уже другой ректор, но он, скорее всего, не справится. Жаль, хорошее было место…

P. S. Неосведомленный читатель, прочитав этот текст, а также и предыдущие заметки в ТрВ-Наука на сходную тему [11], может решить, что в МФТИ дела обстоят хуже, чем в других вузах. Это не так: в большинстве их ситуация еще более скверная. Просто в МФТИ пока еще осталось кому кричать о происходящих безобразиях.

1. https://en.wikipedia.org/wiki/Cultural_Revolution

2. https://ru.wikipedia.org/wiki/Культурная_революция_в_Китае

3. https://ru.wikipedia.org/wiki/Хунвейбины

4. Дмитрий Зубцов закончил магистратуру МФТИ в 2005 году, диссертацию на степень канд. физ.-мат. наук по специальности «молекулярная биология» защитил в 2008 году, на должности проректора с 2013 года.

5. Если уж вести речь об эффективности работы, то в первую очередь следует обратить внимание на сам ректорат и прямо подчиненное ему учебное управление, явно не справляющиеся со своей главной обязанностью — четко организовать учебную работу в МФТИ.
Зато они регулярно плодят всё новые нелепые установления; только что выяснилось, к примеру, что заявку на резервирование аудитории в учебных корпусах теперь необходимо подавать не менее чем за неделю. Раньше это делалось быстро и в рабочем порядке. Ну почему теперь эти люди всё хотят испортить?!

6. http://dgap-mipt.ru/news/1137-решение-ученого-совета-фопф-от-14-июля

7. http://polit.ru/news/2015/07/15/mipt_nir/

8. http://unisolidarity.ru/mipt/2015/09/05/

9. http://miptstream.ru/2014/10/13/letter-of-ten/

10. http://miptstream.ru/2015/03/01/talismanov_letter/

11. http://trv-science.ru/2015/09/08/laboratornaya-rabota-5top100-v-mipt




Комментарий проректора Дмитрия Зубцова о запрете сотрудникам МФТИ на общение со СМИ
[ Дмитрий Зубцов | 23 сентября 2015 | via MIPTstream ]

На Физтехе давно ничто не обсуждали так долго и жарко, как этот трудовой договор. Было очень много споров, было несколько вариантов договора, которые регулярно отправлялись на согласование и обсуждение — потому что традицию коллективного принятия решения на Физтехе никто не отменял. Как многие знают, для согласования конкретно этого договора в МФТИ летом даже была создана специальная комиссия, в которую входили деканы всех факультетов. И кто участвовал в ней, знает, что в какой-то момент действительно был предложен вариант, в котором в пункте 2.2.4. было написано о запрете на разглашение информации третьим лицам, в том числе представителям СМИ.

Дмитрий Зубцов
канд. физ.-мат. наук,
проректор МФТИ


Сразу скажу: итоговая форма договора — обратите внимание, единственная из всех, которая официально утверждена приказом ректора, — не содержит пункта, запрещающего общение со СМИ. Нет там даже пункта в альтернативной редакции — когда в нем говорилось о сообщении третьим лицам информации. Администрация услышала, что он многих раздражает, и убрала его. Сейчас пункт 2.2.4. — это «Соблюдать требования по охране труда, пожарной безопасности и производственной санитарии», а единственный пункт, регламентирующий распространение информации — это п. 2.2.3: «Не разглашать сведения конфиденциального характера, относящиеся к охраняемой законом тайне (государственной, служебной, коммерческой и иной), персональные данные других работников, персональные данные обучающихся, полученные в связи с исполнением им должностных обязанностей». Такой пункт представляется более чем разумным.

Немного об истории вопроса. Пункт, регламентирующий общение со СМИ, появился в договоре неслучайно — Физтех популярен, у нас много экспертов, к которым любят обращаться журналисты по очень разным поводам — бывало, что телеканалы предлагали привести к нам в лабораторию и заснять больного раком человека, мистические телеканалы иногда любят вмонтировать высказывания наших преподавателей в сюжеты о переселении душ, а недавно нашим IT-экспертам предлагали на ТВ-камеру взломать открытую вай-фай-точку. А еще наши преподаватели почему-то очень любят публично рассказать СМИ о зарплатах своих коллег — хотя это внутренняя информация, и тут не только закон, но и здравый смысл и этика подсказывают, что ее разглашать не надо, окружающим это некомфортно. То есть бывают разные вопросы и ситуации, связанные с репутацией университета, о которых администрации положено знать.

Но несмотря на то, что предложение серьезно обсуждалось, реакция на него была настолько сильной, что стало сразу понятно — в такой формулировке он нарушает базовый принцип академической свободы. Пункт несколько раз редактировали, а в итоге было решено его просто убрать, потому что все-таки свобода самовыражения в сфере науки и образования — приоритетная вещь, и не надо думать, что в администрации сидят люди, которые этого не понимают.

В любом случае то, что коллеги опубликовали в Троицком варианте — это какой-то совсем старый проект договора, времен июля или августа. То есть по сути это внутренний, никем не утвержденный документ, на него нет никакого приказа, и даже если через деканов он попал в руки преподавателям (хотя на то не было указания), он не имеет никакой юридической силы, так как не подписан со стороны института. Зачем он был передан в СМИ — неясно. Получается, что от администрации наши коллеги требуют доверия, демократии, обсуждения, совместного принятия решений, а когда это доверие оказано и обсуждение находится в процессе, они со своей стороны берут, например, и выносят внутренние документы наружу. Это больше похоже не на конструктивный диалог, а на принцип «лишь бы сделать назло».

Можно посмотреть на финальный, согласованный ректором вариант договора, опубликованный на официальном сайте МФТИ, и убедиться, что никто не собирается «затыкать преподавателям рот».

Администрация вуза хочет в пределах разумного контролировать то, что говорится и делается от лица наших экспертов вовне, это нормальное желание. Но очень важно, и хорошо, что есть дискуссия, и что в конечном итоге интересы сходятся. Слоган, с которым стоял кто-то на пикете — «Страх парализует знания» — это совершенно правильный слоган, никто с ним не спорит, и руководство вуза это мнение слышит. Давайте и дальше обсуждать и принимать решения совместно, на то ведь мы и Физтех.
Tags: education, finance, panoptikos, phystech, russia, science
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments