Herr Oberst (herr_0berst) wrote,
Herr Oberst
herr_0berst

Category:

о технике опровержения


(кликабельно)
Деловая газета «Взгляд» выкатила передовицу с названием Солидный американский научный журнал запустил антироссийский «фейк».

Речь, если что, про журнал «Природа». Ну который Nature. Ну вы знаете.

У меня вопрос к редакции деловой газеты «Взгляд»: а это ничего, что Nature не американский журнал, не?



Солидный американский научный журнал запустил антироссийский «фейк»
[ Юрий Зайнаше | 21 октября 2015, 21:13 | via «Взгляд» ]

МГУ опроверг утверждения журнала Nature о том, что сотрудникам университета с октября было велено согласовывать свои публикации с цензорами из ФСБ. При этом, по версии журнала, под надзор попали все подряд научные статьи, даже не связанные с обороной. В Академии наук газете ВЗГЛЯД высказали предположение, что публикация – это «некое недоразумение».

Проректор МГУ, начальник управления научной политики и организации научных исследований вуза Андрей Федянин сообщил в среду о том, что ученые МГУ им. Ломоносова не согласовывают научные публикации с Федеральной службой безопасности.

Накануне авторитетный американский научный журнал Nature вызвал сенсацию, сообщив, что сотрудников МГУ обязали согласовывать свои работы с ФСБ перед тем, как отправлять их на конференции или в научные издания. По версии журнала, новые правила содержались, например, в стенограмме совещания, которое прошло 5 октября в НИИ физико-химической биологии при МГУ.

Теория небольшого взрыва

Однако в МГУ такие данные опровергли. «Совещание, о котором идет речь, проводилось по ряду вопросов повышения уровня публикуемых статей, их качества, цитируемости», – цитировала Федянина газета ВЗГЛЯД. «В том числе напоминалось о том порядке, который существует уже десятки лет в Московском университете: экспертные комиссии из числа наших сотрудников проводят экспертизу научной новизны работы и возможности ее опубликования», – отметил проректор МГУ. По словам проректора, «никаких новых правил не вводится», «публикации статей осуществляются в рамках установленных нормативов».

Nature («Природа») – один из главных научных журналов в мире. Он основан в XIX веке и до сих пор публикует оригинальные научные исследования и считается одним из самых цитируемых научных журналов.

Новость из Nature успели перепечатать сразу несколько оппозиционно настроенных российских интернет-ресурсов. Академик РАН Семен Герштейн напомнил в интервью «Коммерсанту» по этому поводу, что в Советском Союзе за учеными также велся пристальный контроль.

«Работы, прежде чем отправиться в печать, должны были пройти экспертную комиссию, которая должна была заключить, что в ней не содержится каких-то секретных сведений, – заявил Герштейн. – Это приводило к потере приоритета по многим вопросам, когда все шутили, что «автор должен подписать справку, которая не представляет ни научного, ни практического интереса».

А NEWSru.com процитировало научного сотрудника Института географии РАН, профессора географического факультета МГУ Вячеслава Шупера. По его словам, разрешения на публикацию отныне должны получать и географы в МГУ, подобные правила введены и в других научных учреждениях России. «На заседании кафедры в МГУ, где я имею честь работать по совместительству, было объявлено о восстановлении старой советской практики оформления акта экспертизы на все публикуемые статьи и продемонстрирована его новая форма», – утверждал Шупер.

Между Лубянкой и «Золотыми мозгами»

Впрочем, тот же ресурс сам косвенно опроверг версию Nature, опираясь на свои источники в НИИЯФ МГУ. По их данным, никаких новых правил не вводилось, и сегодня все материалы, отправляемые на публикацию (даже первые версии и промежуточные правки), надо сначала показывать сотрудникам Группы защиты информации МГУ.

Большинство научных учреждений и сейчас контролируется ФСБ, напомнил и профессор факультета биоинженерии МГУ Михаил Гельфанд, подчеркнув, что это не мешает ученым все равно публиковаться за рубежом.

Директор НИИ физико-химической биологии МГУ, член-корреспондент АН СССР и академик РАН, доктор биологических наук Владимир Скулачев, который в среду находился в командировке в Китае, выразил недоумение по поводу таких сообщений. «Я сегодня журнал Nature не читал. Я не в курсе. Вы первый, кто мне об этом сообщает, – признался академик корреспонденту газеты ВЗГЛЯД. – Может, речь идет о каких-то военных разработках?»

Заведующий лабораторией Института, доктор физико-математических наук Виктор Грязнов даже рассмеялся, узнав от корреспондента газеты ВЗГЛЯД о содержании публикации в Nature: «Ничего про это не слышал. Даже не понимаю, о чем речь. Давно уже есть определенная процедура подготовки к публикации статей, статья проходит экспертизу. А насчет закрытых работ, связанных с обороной? У меня у самого сейчас таких работ нет. Не знаю, кому там и что надо показывать. Наверняка это проходит по специальным каналам. Кто должен посмотреть, тот посмотрит».

Президент РАН, академик Владимир Фортов тоже расценил новость как «некое недоразумение». «На самом деле во всех странах, включая Соединенные Штаты Америки, прежде чем какая-то научная работа публикуется, она должна пройти экспертную комиссию. В каждой научной организации есть экспертный совет. Обычно небольшой – человек 5–6. Они смотрят работу и говорят: да, ее можно публиковать, она не содержит каких-то закрытых сведений. Но это стандартная практика, которая все время была», – пояснил глава Академии наук газете ВЗГЛЯД.

«У нас это дело введено очень давно. Видимо, в публикации имеется в виду именно это. Но это рутинная процедура, которая проводится десятилетиями. Нового ничего нет», – подытожил академик.

Впрочем, даже такое оппозиционное издание, как Meduza, перепечатав сенсационную новость, само заметило в нем грубые ошибки. Так, Nature пишет, что новые правила были введены после того, как в мае президент Владимир Путин изменил список сведений, которые относятся к государственной тайне. «Путин расширил действие закона на любые научные изыскания, которые могут быть использованы для, как туманно говорится в документе, «новых продуктов», – утверждается в статье Nature.

В действительности, как заметила Meduza, в подписанном Путиным в мае указе ничего подобного нет. В 2006 году президент в своем указе объявил государственной тайной «сведения о достижениях науки и техники, о технологиях, которые могут быть использованы в создании принципиально новых изделий, технологических процессов в различных отраслях экономики». Но похожая формулировка была и в исходной версии закона о государственной тайне, принятого еще в годы президентства Бориса Ельцина.





Russian secret service to vet research papers
[ Quirin Schiermeier | 20 October 2015 | via Nature ]

Moscow biology department among the first to require that all manuscripts comply with law on state secrets.

A biology institute at Russia’s largest and most prestigious university has instructed its scientists to get all research manuscripts approved by the security service before submitting them to conferences or journals.

The instructions, which come in response to an amended law on state secrets, appear in minutes from a meeting held on 5 October at the A. N. Belozersky Institute of Physico-Chemical Biology at Lomonosov Moscow State University (MSU).

The Russian government says that the amendment is not designed to restrict the publication of basic, non-military research. But scientists say that they believe institutes across the country are issuing similar orders.

“This is a return to Soviet times when in order to send a paper to an international journal, we had to get a permission specifying that the result is not new and important and hence may be published abroad,” says Mikhail Gelfand, a bioinformatician at MSU.

In 1993, the government passed a law obliging scientists in Russia to get permission from the Federal Security Service (FSB) before publishing results that might have military or industrial significance. This mainly covered work that related to building weapons, including nuclear, biological and chemical ones.

However, in May, President Vladimir Putin used a decree to expand the scope of the law to include any science that can be used to develop vaguely defined “new products”. The amendment was part of a broader crackdown that included declaring the deaths and wounding of soldiers during peacetime a secret; this was prompted by accusations that Russian soldiers are involved in conflict in Ukraine.

Since then, rumours have emerged that Russian universities and institutes are demanding that manuscripts be approved before submission to comply with the amendment. The minutes from the Belozersky Institute meeting confirm this. “Be reminded that current legislation obliges scientists to get approval prior to publication of any article and conference talk or poster,” they say. They note that the rules apply to any publication or conference, foreign or national, and to all staff “without exception”.

Scientists will need to seek permission from the university’s First Department — a branch of the FSB that exists at all Russian universities and research institutes, says Viacheslav Shuper, a geographer at the Russian Academy of Sciences in Moscow and MSU. He says that MSU geographers have been given similar instructions.

The minutes tell scientists to seek permission “despite the obvious absurdity of the whole situation”. Vladimir Skulachev, director of the Belozersky Institute, did not respond to Nature’s queries as to how the changes might affect research in his department.

Shuper and other academics say researchers across Russia have complained that their institutes are also asking for manuscript approval. “Many scientists in Russia don’t dare to speak openly,” says Shuper. “But I know that many are very unhappy about the degradation of their academic freedom.”

Letting bureaucrats decide whether any piece of science is a state secret is not just nerve-wracking, but also burdensome, he says. For example, at some institutes, scientists who have written papers in English for foreign publication are obliged to translate them into Russian for the sake of the security service.

The changes are also bad for science, says Fyodor Kondrashov, a Russian biologist at the Centre for Genomic Regulation in Barcelona, Spain. “The problem is that it appears that all scientific output is being treated as potentially classified,” he says. “This creates an unhealthy research climate with some scientists preferring not to share information — not to give a talk at a conference abroad, for example. I fear that the authorities will choose to apply this law selectively against their critics.”

Sergey Salikhov, director of the Russian science ministry’s science and technology department, told Nature that the government does not intend the amendment to restrict the publication of basic research. He says that it is not ordering universities or security services to proactively enforce the law over civilian research.

But the amendment leaves interpretation to the security services and science administrators, who tend to be over-zealous, says Gelfand. “Basically, anything new and potentially useful can now be interpreted to be a state secret,” says Konstantin Severinov, a molecular biologist with the Skolkovo Institute of Science and Technology, who graduated from MSU.

The demand for approval runs counter to government efforts to strengthen and internationalize Russian science, says Severinov. The government aims to see 5 of the country’s universities enter the top 100 in the world rankings by 2020, and is keen to attract leading foreign scientists to Russia.

Gelfand says that he will not comply with the rules imposed by his institute, and he encourages others to follow suit. “A sad sign of overall deterioration here is that many are sheepishly following any absurdity instilled by the bureaucrats,” he says. “I am going to ignore it and hope that a sufficient number of colleagues would do the same.”

Nature 526, 486 (22 October 2015) | doi:10.1038/526486a
Tags: education, global, panoptikos, politics, russia, science, usa
Subscribe

  • о 'л ‐‐ логика'

    Hobe Sound Wildlife Refuge, Jupiter Island, FL Чем, интересно, руководствовался тот, кто выбрал пиктограмму к последнему элементу в списке…

  • о consumer base spectrum

    "Неаполь‐который‐другой"™ – город контрастов: рядом с Walmart`ом – дилершип Феррари.

  • о +1 к чсв

    Патентное бюро внезапно взяло да и одобрило патент, который подавали ещё на позапозапрошлой работе. Не прошло и десяти лет. Вру. Прошло.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments